Мы медиаедины?

По Стивену Кингу: «Единственно невозможное − домысливать к фактам выводы». Этим занимаются практически все практикующие журналисты. И было бы все, как и должно быть, если бы резюмированная информация отличалась критичностью как к себе, так и к объекту изложения. Вывод и вымысел идут рядом в журналистских материалах, и лекарство от сардонических итогов − критика в лучшем и уместном ее проявление, то есть в журналистике.

Медиаграмотный человек с первого взгляда отличит материал надуманный от отшлифованного критикой журналистского текста. Медиакритики для журналиста – это обратная связь с аудиторией, самонастройка на одно информационное поле с читателем или зрителем. И этой связи не добиться одним лишь интерактивом или голосованиями. В современном информационном пространстве, в котором скорости передачи зашкаливают, искать причинно-следственную связь необходимо в самом журналисте как носителе и реформаторе общественных мнений. И тут доля критичности к своим материалам должна превышать «ватерлинию», чтобы каждый принимающий информацию мог также критично (читать «обдуманно») к ней отнестись. Вопрос критичности журналистов к тому, что они выносят на рассмотрение общественности, заключается в трех пунктах:

Отсутствие образовательных дисциплин по предмету «Медиакритика».
Отсутствие социального заказа на критичность.
«Джинсовые» материалы.
А теперь о главном по очереди.

Образовательная программа по предмету критики для журналистов необходима для формирования адекватной системы действительности. Один из самых авторитетных медиапедагогов и теоретиков медиа Л.Мастерман (L.Masterman) обосновал семь причин приоритетности и актуальности медиаобразования в современном мире:

Высокий уровень потребления медиа и насыщенности современных обществ средствами массовой информации.
Идеологическая важность медиа и их влияния как отрасли промышленности на сознание аудитории.
Быстрый рост количества медийной информации, усиление механизмов управления ею и ее распространения.
Интенсивность проникновения медиа в основные демократические процессы.
Повышение значимости визуальной коммуникации и информации во всех областях.
Необходимость обучения школьников/студентов с ориентацией на соответствие будущим требованиям.
Нарастающие национальные и международные процессы приватизации информации.
Данные причины не просто побуждают к созданию медиаобразовательных дисциплин, а, на самом деле, заставляют это сделать.

Не менее важно понимать, что кроме журналистских инициатив необходим социальный заказ на критический анализ работы СМИ. И если рассматривать вопрос в общем, то такой заказ существует, как существует и необходимость аудитории к различным точкам зрения. Многовариантность мнений есть желание аудитории учесть всевозможные аспекты обговариваемых тем, что является качеством критичности. Но вот в дальнейшем ситуация ухудшается тем, что информация, даже разноплановая, не поддается проверке и принимается на веру. Хотя с точки зрения глубинного анализа и не стоило бы. Такая ситуация произошла, когда Украину потрясла трагедия Оксаны Макар. Год назад общественность была потрясена случившимся, СМИ осветила трагедию со всевозможных сторон, обвиняя убийц и поддерживая мать, а сейчас, по прошествии времени, выясняется, что «на случившимся заработали все, кто могли».

То есть открылись новые факты, но их отсутствие год назад не помешало журналистам выдвигать гипотезы и заранее обвинять и оправдывать. Но общественности не показалось, что нужно более критично относиться ко всем новостям, даже столь шокирующим. Пока социальный заказ не стал необходимостью.

Следующим этапом в становлении критичности мышления в медиа сфере является отказ от «джинсы» – материалов на заказ. Их количество растет не только в печатных изданиях, но и на телевидении, где блок новостей заканчивается рекламным сюжетом, приуроченным к какому-нибудь событию (примером тому можно назвать ежедневные сюжеты после программы «Вiкна» на телеканале СТБ). Большим спросом пользуются заказные материалы во время предвыборной кампании, где от положительных качеств кандидата становится слишком хорошо. Это не только манипулирование доверчивыми и не очень зрителями и читателями, но и бессмысленное заполнение эфира или газетных полос, на месте чего могла бы быть нужная и важная информация, а не проплаченная фантасмагория.

Конечно, многого требовать от потребителей информации нельзя, ведь в коммуникативной модели украинского медиа пространства участвуют многие. Но партнерских отношений следовало бы ожидать, даже несмотря на то, что кто-то платит, а кто-то остается ни с чем. Формирование новых медиа невозможно, если старые медиа функционируют неправильно. И медиакритика – тот инструмент, который позволит возродить журналистику, как Феникса из пепла настоящего.

Автор ИРИНА ГОРДЕЕВА
Еще интересные материалы читайте на сайте наших друзей.