Мир, который меняется

Апрель 2013. «Я не всегда себя понимаю и почти не узнаю, глядя в зеркало. Они столько всего сделали! Я даже не помню всего. Хорошо, что у них не меняется главное. Хотя бы пока что», – мог бы сказать наш Мир в своем интервью журналистам из других Миров.

«Кажется, 6 столетий назад у меня появились первые типографии. Я помню, они их так называют. Раньше они сидели и переписывали книги, а тогда стали массово печатать. Берегут свои знания. Теперь у них есть миллионы книг. Я тоже могу ими пользоваться. Они складывают их в библиотеках, а потом берут почитать. А потом снова складывают и любуются своими достижениями. Они изменили меня. Но они молодцы – они не меняют отношения к своим крохотным знаниям».

«А как сильно я поменялся, когда появились машины. В 70-х года 17 столетия. Сначала мне показалось это забавным. Их машины перевозили все, что угодно. И с каждым годом машин становилось больше. И они радовались. А теперь мне стало трудно дышать из-за этих машин. Но они не понимают. Они все время куда-то мчатся на огромной скорости. Но даже в таком темпе они находят время для близких – да, молодцы».

«А потом кто-то придумал электрическую лампочку. Помню, это случилось в начале  19 века. Им пришлось везде проводить электричество. Знаете, они такие суетливые – все время мечутся, что-то придумывают. Но справляются. И вот теперь у меня везде светло. Даже улицы осветили – умельцы. Но больше меня радует, что они не теряют свой свет в душе».

«В конце 19 века они изобрели антибиотики – такие лекарства – они пользуются ими, если болеют. Они стали спасать некоторых своих, стали быстрее выздоравливать. Но иногда даже эти лекарства не помогают. Понимаете, они у меня такие слабенькие – всего боятся, от всего могут заболеть, а то и умереть. Но мне нравится, что не смотря на это, у них всегда есть надежда – они этим живут».

«Вскоре после этого они изобрели летающие машины. Мне пришлось внимательнее за ними следить и тщательнее оберегать. Они так гордились собой. Да, я им все разрешаю. Родители ведь любят своих детей. И у них так же. В этом мы похожи».

«Потом они смогли передать изображение на расстоянии. В 20-е годы 20 века. Собирались семьями у маленьких ящичков (они называют их телевизорами), смотрели на передвигающиеся картинки, улыбались, огорчались. Иногда они живут жизнью этих картинок. Но знаете, даже после этого они не утрачивают человечность».

«В 40-е года 20 века изобрели первый компьютер. Еще и интернет придумали, позже. Это даже хуже телевизора. Они стали меньше разговаривать друг с другом – все время пишут что-то. Как завороженные ходят пальцами по клавишам. Мне их жаль, они такие безвольные. Компьютер приручил их. Но меня радует, что многие из них понимают – живое общение никогда не заменит виртуального».

«В 1961, когда один из них впервые полетел в космос, они думали, что теперь им подвластен Мир. Вы представляете, они думали, что покорили меня себе!! Ну да, они же дети. Такие любопытные.  Но как бы далеко они не залетели, все равно всегда возвращаются. Они знают, что на Земле их ждут и любят».

«А вот я помню момент, когда 3 апреля 1973 года один из них впервые воспользовался сотовым телефоном, (он долго работал над его изобретением). Теперь они не пользуются дисковыми аппаратами и им не нужны провода. Каждый носит в кармане мобильный телефон. Они разрушают себя и меня. Они уже заставили меня измениться. Но знаете, я все же люблю их. Они не изменили своей честности – они знают, какой вред себе наносят, просто они хотят быть ближе друг к другу…»