Покорители cтихии

Начало нашего общения в театром огня “Агни-Кай” читайте здесь Быстронеобучаемость

Алевтина (все зовут ее Аля) и Алексей – руководители театра – муж и жена. Театр организовали вместе в 2010 году, а в прошлом году зарегистрировали его официально.  Сейчас костяк «Агни-Кай» – четыре человека. Ребята разных профессий, но одного большого увлечения.  Агата учится на журналиста, работает в рекламном агентстве, Игорь (Золотой) работает инженером-конструктором, Аля учится на дизайнера-декоратора, а сейчас служит младшим лейтенантом правоохранительных органов, Лекс работает на автоскладе.

Их объединило фаер шоу, подумала я, глядя на их горящие глаза. Начинали все по-разному. А теперь сидят тут, вместе.

Лекс: когда-то фаер шоу увидел в парке, и подумал, что было бы классно этим заняться. Я тогда фехтованием занимался. Оказалось, что мои знакомые общаются с теми ребятами из коллектива.  Мне предложили попробовать.

Агата: мне казалось, что это очень страшно. И хотелось победить свой страх. Так красиво, но так страшно. Нашла ребят, свой первый театр, а потом ребята нашли меня.

Аля: я когда-то просто познакомилась с Лексом. Хотелось найти с ним что-то общее. Увидела, что он занимается фаер шоу, и решила, что будет хороший вариант познакомиться с ним поближе.

Игорь: в первый раз вблизи увидел фаер шоу в 2010 году. Чем-то зацепило. И потом вот  они меня уговорили заниматься.

Агни-Кай – это огненная битва, а еще это богиня огня в Индии. Такое многозначное название подал фаерщикам их друг. Сейчас в городе есть еще два театра огня, которые соперничают между собой, говорят ребята, и много одиночек, которые крутят просто для удовольствия. Привлекает людей именно огонь, но такое увлечение – опасная штука..

Лекс: последнее время обжигаюсь только я. И то, в основном, на тренировках, когда использую новые элементы. Один раз обжегся на выступлении. Крутил пиротехнику. Мне залетел в ботинок маленький уголек – прожег носок, прожег ногу. А я выступаю, чувствую, уже хорошо там, адреналин! А потом домой приехал, посмотрел…

Аля: была у нас и другая ситуация. Стоим мы крутим (в театре есть принцип: если мы работаем с огнем, то смотрим друг на друга – вдруг кто-то загорится, сам человек может этого не заметить).  Я поворачиваюсь, а у Лекса футболка на груди горит. Я начинаю кричать на весь двор. А он спрашивает: что? Ты что-то мне сказала? Я подбежала, стала стягивать с него футболку, а он не выпускает из рук горящий реквизит. В общем, от футболки остался маленький клочок. Обошлось без ожогов.

А еще у него когда-то на выступлении загорелась голова…

Ребята хохотали, когда рассказывали мне все эти «ужастики». А я охала в ответ. Но они заверили меня, что технику безопасности соблюдают, и разработана программа действий по тушению человека.

Агата: я считаю, что бризеры (ред. выдыхание огня) – самое опасное и пои, потому что они длинные и летают.

Лекс: сам фитиль не опасен – он не обжигает. Ожоги оставляет раскаленный метал.

Но в том-то и вся сложность, чтобы выступать красиво и безопасно.

Агата: мастерство фаерщика – делать все технично, но в то же время изящно.

Аля: я думаю, надо чувствовать огонь и показать зрителю шоу правильно, чтобы со стороны красиво выглядело.

Судя по тому, с каким запалом ребята рассказывали мне о своей творческой жизни, они могут говорить на тему фаер шоу часами, перебивая друг друга, дополняя рассказы новыми подробностями и припоминая интересные случаи.

Аля: как-то раз в Мариуполь приехала какая-то делегация. Нас пригласили – мы выступали абсолютно бесплатно. Это были очень важные дядьки. После выступления нас пригласили в зал. Мы заходим, и все эти важные дядьки – бизнесмены в галстуках и в красивых дорогих костюмах поднялись и начали нам хлопать, всем залом.

Агата: шестерым черным, измазанным людишкам, уставшим, которые потихоньку прошли к столику.

Аля: настолько незабываемо и круто! Столько эмоций, что, наверное, это не  променяешь ни на что. Фаер шоу – это жизнь. То, что мы учимся, работаем – это все хорошо, но все отходит на второй план.

Игорь: не было ни одного дня, чтобы не думали о фаер шоу.

Агата: но ради этого приходится отказываться часто от пар и от семейных тихих вечеров.

Лекс: мало того, что уходит все свободное время, так еще и все деньги – новый реквизит, материалы.

Аля: приходится отказываться и от праздников. Например, этот Новый год мы провели в машине по пути на выступление. Встретили его с кока колой лайт, пели песни, поздравляли друг друга. Мы были вместе, и это было круто.

В Мариуполе уровень развития фаер шоу оставляет желать лучшего. А вот Украина может соперничать даже на мировой арене.

Агата: на Киевский фестиваль огня приезжают фаерщики мирового уровня.

Аля: даже в прошлом году Украина установила рекорд: 300 человек синхронно крутили элементы.

Агата: у нас же в городе одни не готовы видеть фаер шоу и это оценивать, а другие за это браться.

Аля: мало людей, которые готовы оценить фаер шоу как искусства и цирковую отрасль.

Сейчас заработанных на выступлениях денег ребятам не хватает даже на покупку реквизита. Ребята мечтают о больших сольных выступлениях, быть лучшими в Украине. Всем хочется еще попробовать новые постановки, новый реквизит. Стараются реализовывать все свои идеи.

Уровень клуба оценивается его популярностью среди заказчиков, говорят сами фаерщики. Весь коллектив редакции Mediasvit желает ребятам доброжелательной публики!